April 25th, 2021

Bartohova

ЕЩЕ РАЗ – ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

      Неделю назад, в день моего рождения, позвонил знакомый актер. После поздравлений и пожеланий он решил повеселить меня и рассказал историю, участником которой ему довелось стать несколько лет назад.
     Помимо работы  в родном театре, он иногда подрабатывает в антрепризе. И вот однажды пришел актер к режиссеру этой самой антрепризы с пьесой, в которой слоано специально для него (для актера) написана главная роль. Он с жаром уверял, что спектакль получится остроумный и искрометный, зритель повалит валом, а реплики из текста пойдут в народ, и проч., и проч., и проч..
     Режиссер пьесу прочел, через несколько дней призвал к себе актера и сказал, что вещь эта подходит театру по всем параметрам, и он сам с удовольствием поставит ее. «Надеюсь, автор пьесы уже умер?» –  спросил он. – «Да нет, – растерянно ответил актер, не ожидавший такого интересного вопроса, – жив, слава богу». – «Жив, говоришь?.. Это плохо… Ну, что ж… Ты ведь понимаешь: мы театр не государственный, у нас каждая копейка на счету, и постоянно отстегивать кому-то авторские вознаграждения – не в наших интересах… Авторы нынче такие наглые. Нет, чтобы довольствоваться тем, что имя будет красоваться на афише большими буквами, – казалось бы, что еще надо для творческого самолюбия? Но славы им мало,  им еще и материальное благополучие подавай! И такие все грамотные стали: чуть что не так, цитируют Закон об авторском праве, по судам затаскать могут из-за любого пустяка. В общем, сплошная головная боль с ними… Так что я предпочитаю ставить давно усопших драматургов, которым уже все равно, что происходит с их пьесами, и никакие выплаты не нужны…  Подождем, пока и твой автор станет, так сказать, «более удобным» для постановки в нашем театре».
     Сказано – сделано. Ждут…
     Ах, да, чуть не забыла кое-что пояснить: речь-то  в этой истории шла обо мне (пока еще живом драматурге) и моей пьесе